Голосование по поправкам в Конституцию Российской Федерациии состоится, несмотря на эпидемию, что будет потом — не знает никто.

21 мая Центральная избирательная комиссия разморозила средства на подготовку к голосованию по поправкам в Конституцию. Соответствующее постановление появилось на сайте ведомства.

Напомним, голосование должно было состояться еще 22 апреля, однако из-за угрозы распространения коронавируса было перенесено на неопределенный срок. Теперь говорят, что эпидемиологическая ситуация в стране значительно улучшилась. По данным оперативного штаба по борьбе с распространением инфекции, за минувшие сутки в России выявили 9434 новых случая заражения коронавирусом, умерли 139 человек.

Если посмотреть динамику, например, за последние две недели, то трагические цифры будут похожими.

Тем не менее, в Кремле, судя по всему, все же решились на проведение голосования в июне. А в субботу стало известно, что Путин подписал закон, предусматривающий возможность дистанционного голосования, в том числе по почте, на всех уровнях выборов.


Как ранее сообщал вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев, голосование может состояться в один день с парадом Победы — 24 июня.

Однако возникает множество вопросов. Во-первых, очевидно, что эпидемия далеко не побеждена. Сегодня мы топчемся вокруг отметок 8−9 тысяч новых заболевших в день, в то время, как по словам главы Роспотребнадзора Анны Поповой, ситуация с COVID-19 нормализуется, когда ежедневный прирост заражений станет нулевым.

И второй вопрос: очевидно, что выход из ограничительных мер у разных регионов будет происходить в разное время, многие регионы до сентября точно сохранят ужесточенный режим. А голосование-то общероссийское. Как решать эту проблему?

На это ранее обратил внимание лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который, правда, в свойственной ему манере предложил радикальный выход из ситуации — «снять вопрос» с голосованием, так как ограничения в связи с пандемией могут сохраняться в регионах РФ до конца года.

Может, он прав? Или Кремлю все же необходимо любой ценой легитимизировать поправки? Но не слишком ли дорого это может обойтись?

— Когда мы пытаемся понять логику властей, то нередко нас заносит то в сторону уверенности в том, что власти знают много больше, чем мы, то, наоборот, что принимающие решения люди делают это в каком-то хаотичном, совершенно произвольном порядке, — отмечает исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — В случае с голосованием по поправкам к Конституции как раз мерещится именно вторая крайность.

Если всё-таки изменения в Основной закон государства жизненно необходимы (в чём есть сомнения), то логично совместить плебисцит с единым днём голосования 13 сентября, что сэкономит деньги (их ведь есть, на что потратить), да и с точки зрения логистики выглядит более приемлемо. Почему от такого варианта хотят отказаться или, тем более, совместить голосование с перенесённым парадом 24 июня — загадка.

Впрочем, в этом случае есть определённая логика: экзистенциальная необходимость внесения изменений в Конституцию в целом настолько же неочевидна, как одержимость идеей провести Парад Победы в этом году.

 — Некоторые эксперты считают, что закрытое совещание в ЦИК показывает: затягивать с голосованием Кремль не намерен. Уровень доверия к власти снижается, растет социальное раздражение. Это означает, что будут меняться и настроения избирателей, будет расти протестное голосование. Может, потому торопятся?

— Действительно, торопливость в истории с принятием конституционных поправок как-то ускользает от объяснения. Сегодня ведь, в конце концов, не 1993 год, когда новая Конституция требовалась президенту Ельцину, чтобы финализировать его победу над парламентом и создать основу того, что потом стало называться вертикалью власти.

В 2020 году, насколько мы видим, нет никаких принципиальных расхождений между ветвями власти — они, как кажется, идут даже слишком «в ногу». Среди общественных запросов изменение Конституции также никогда не фигурирует, а в риторике оппозиции если Основной закон государства и возникает, то только в утвердительном смысле: «Соблюдайте свою Конституцию!»

Считается, что в начале сентября, после летнего отдыха и получения достаточного количества солнечного света (витамин D), избиратели в целом будут чуть более лояльно настроены к власти в целом и к своим региональным инкумбентам в частности. С другой стороны, не всякое лето сопровождается пандемией и вызванными неудобствами и экономическим кризисом.

Что касается в целом протестного потенциала, то, действительно, голосование будет направлено не против непосредственно изменений в документ (которые, заметим, не являются ни революционными, ни даже обязательными), но против власти как таковой.

Возможно, кстати, исходя из этого соображения, в Центризбиркоме хотят разнести во времени единый день голосования и плебисцит по Конституции, чтобы «высушить» возможную протестную явку. Предполагается, достаточно резонно, что мотивации пойти на избирательный участок специально, чтобы проголосовать только «против» необязательных поправок к Конституции, не у всех протестно настроенных граждан хватит.

А вот если ещё будут какие-то региональные выборы одновременно проходить (где можно, скажем, ещё и против инкумбента проголосовать), это может поменять дело.

— В последние дни много говорится о пройденном пике эпидемии, о выходе на плато. Тем не менее, продолжают поступать сообщения о 8−9 тысяч новых заболевших в день. Может, все же рано голосование проводить?

— Действительно, голосование по конституционным изменениям или проведение перенесённого Парада Победы — это мероприятия, которые точно никак не относятся к жизненно важным (таким, как работа продуктовых магазинов, больниц и полиции). В этом смысле центральной власти вряд ли целесообразно устанавливать «жёсткие» цифры по тем или иным перенесённым событиям, к которым, как мы можем подозревать, и будут стараться всеми правдами и неправдами «дотянуть» свою статистику региональные власти. Дагестанский кейс здесь представляется вполне достаточным для демонстрации того, как работает «палочная» система в демонстративной борьбе с COVID-19.

— Разные регионы по-разному будут выходить из ограничительного режима. Понятно, что ни к 24 июня, ни к 3 сентября вся Россия не выйдет. Но ведь голосование общероссийское? Как быть?

— В качестве «компромиссного» варианта, надо полагать, будет предложена комбинация традиционных форм голосования (на участке и надомное) с электронным. При отсутствии порога явки на плебисците по конституционным поправкам любого числа проголосовавших будет достаточно.

 — При каких обстоятельствах может случиться отмена голосования? Допускаете ли вы такой вариант?

— Сами по себе цифры заболевших и выздоровевших от коронавируса нам не говорят о том, когда можно снимать самоизоляционные ограничения или проводить голосования с парадами и другими массовыми мероприятиями. Решение принимает исключительно первое лицо государства, и решение всегда будет произвольным, поскольку обязательно будут те, кто будет против или, наоборот, кто скажет, что ограничения нужно было снимать ещё раньше — «чтобы было как в Швеции и Белоруссии».

Реалистично говоря, не существует проблемы в том, чтобы перенести голосование по конституционным поправкам хоть на полгода или на год (планировавшийся на лето московский концерт Бьорк, к примеру, как раз на год перенесли — на лето 2021-го). Никто не выйдет с протестами, во власти не случится никаких переворотов, международная общественность не проявит озабоченности или, наоборот, удовлетворения.

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ Геворг Мирзаян:

— Я думаю 24 июня — вполне нормальный срок, но многое тут зависеть будет от эпидемиологической обстановки в стране. Конечно, нужно как можно быстрее закрыть гештальт с Конституцией — но о здоровье населения забывать нельзя. А также об экономике.

 — Думаете, Кремль торопится? Это из-за снижения рейтинга и экономических проблем?

— Рейтинг власти падает из-за введенных ограничений. Опросы и без того показывали, что население негативно относится к политическому блоку поправок. С другой стороны, осечки тут быть не может — если население проголосует против, то это может быть воспринято как вотум недоверия Путину. Поэтому власть будет проводить голосование только в том случае, если она уверена в его результате. Реальном результате, поскольку массовые фальсификации могут аукнуться новой Болотной.

— По всем формальным признакам новый вариант Конституции уже вступил в действие. Однако было публично заявлено, что он не будет считаться полностью легитимным, пока не пройдет всенародное голосование по поправкам. Зачем? Жириновский и вовсе предлагает отменить голосование. Может, и правда? Деньги сэкономим, что не лишне в кризис…

— Жириновский как обычно занимается антигосударственным популизмом. Решение должно быть легитимировано народным голосованием — пусть даже его и не называют референдумом. В ином случае получится, что Путин продлил свои полномочия решением ручной Госдумы и против мнения населения. Это был бы очень, очень опасный прецедент в демократическом государстве. Чреватый при определенных ситуациях Майданом — не говоря уже о репутации президента.

— Жириновский, кстати, упирает на то, что, может быть, до конца года будут длиться ограничения по регионам. До конца — не до конца, а ясно, что до сентября не все регионы выйдут из самоизоляции. Как быть с этим?

— Голосование по Конституции должно состояться только тогда, когда выйдут все регионы. Выйти они должны в июне. Нужно понимать, что карантин свою роль сыграл (дал фору для укрепления систем здравоохранения), и теперь каждый новый день ограничений ведет лишь к потере благосостояния людей и экономическим убыткам для страны.

— Может, все же стоит подождать если не нулевых отметок по приросту заражения, то хотя бы устойчивой тенденции на снижение?

— Нет, нулевых отметок ждать не надо. И тенденции на снижение тоже. Цифры по новым зараженным, которые вы видите, весьма условны. На самом деле зараженных куда больше — и в РФ, и в других странах. Просто тестов на всех не хватает. Поэтому ждать смысла нет. Еще раз — карантин свою функцию выполнил.


Новостной портал Новости 24. Последние новости сегодня в России и в мире