Договор Молотова-Мацуоки – это бесспорно мастерский ход советской дипломатии, который настолько безупречен, что его даже глупо обсуждать.

Ровно 79 лет назад, 13 апреля 1941 года, в Москве был заключен договор о нейтралитете между СССР и Японией

 

В двадцатые-тридцатые годы отношения между СССР и Японией были, мягко говоря, сложными. После того, как Япония разгромила николаевскую Россию в русско-японской войне 1904-1905 гг, на Дальнем Востоке появилась региональная сверхдержава – Японская империя. При этом Россия была вышвырнута из Кореи, заметно утратила своё влияние в Китае и фактически стала второразрядной страной в дальневосточном регионе.

И это неудивительно, потому что после Порт-Артура и Цусимы флот России не представлял серьезной силы, а над «успехами» николаевской армии в ходе боев в Маньчжурии хохотал весь мир.


Особенно над кроватью главнокомандующего Куропаткина, которая досталась японцам в качестве трофея после мукденского позора, когда русская армия обратилась в бегство. Куропаткин был готов бежать хоть до Москвы, но на счастье царских горе-генералов война закончилась.

Затем началась Первая мировая война и выяснилось, что Россия к ней также не готова, как и к русско-японской.

Уже после первого полугода войны начал ощущаться снарядный и патронный голод, да и во всем остальном была нехватка, например, в винтовках. Российским представителям по всему миру было поручено скупать любое оружие, которое продается, и вчерашние наши враги – японцы – с большим удовольствием избавились от трофейных русских кораблей – крейсера «Варяг» и броненосца «Пересвет», попутно выгодно продав винтовки «арисака», патроны и снаряды.

Впрочем, гнилому самодержавию эти припарки не помогли, и всё кончилось революцией и Гражданской войной. А затем и интервенцией, в которой приняла активное участие Япония.


Министр иностранных дел Японии И. Мацуока подписывает Пакт о нейтралитете между СССР и Японией. Присутствуют: И.В.Сталин, нарком иностранных дел СССР В. Молотов, зам. наркома иностранных дел СССР С.А.Лозовский, А.Я.Вышинский.

 

Японцы оккупировали часть русского Дальнего Востока и северную часть Сахалина, начав активно «осваивать» эти территории, вывозя всё ценное.

Так, с 1920 по 1925 гг. с северного Сахалина было вывезено 25 000 тонн нефти и значительные объемы пушнины, из-за чего в этой части острова полностью исчезли соболь, лиса и другие животные.

Традиционно японцы браконьерствовали сначала у русских, а затем у советских берегов, ведя незаконный лов рыбы и добывая другие морепродукты. Вплоть до середины тридцатых годов они ловили рыбу в советских территориальных водах под прикрытием военных кораблей, которые грозились открыть огонь, если советские пограничники попытаются приблизиться к японским браконьерам.

В водах северного Сахалина и Камчатки японские браконьеры шастали как у себя дома, полностью игнорируя все протесты советской стороны.

Впрочем, скоро ситуация стала меняться. 21 апреля 1932 года стал днем рождения советских морских сил Дальнего Востока, позже переименованных в Тихоокеанский флот.

Флот получил на вооружение малые подводные лодки, торпедные катера и сторожевые корабли, а в перспективе ожидалось прибытие во Владивосток более крупных боевых кораблей. Для противостояния с мощным японским флотом этого, конечно, было недостаточно, но хватало для того, чтобы выгонять браконьеров за пределы территориальных вод.

Попутно современное оружие – танки и самолеты – стали поступать в Дальневосточный военный округ, что было отмечено японской разведкой. Однако в 1933 году японцы приступили к фактическому отъему у СССР Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), устраивая провокации и диверсии.

Все это вынудило советскую сторону, в конечном счете, уступить железную дорогу марионеточному государству Маньчжоу-Го в 1935 году. Что стало своеобразным финалом ещё царского проекта «Желтороссия», инициированного в конце XIX века группой высокопоставленных придворных воров и коррупционеров.

Этот проект обошелся России более чем в 500 миллионов рублей и это не считая средств, потраченных на русско-японскую войну, которая стала следствием проекта «Желтороссия».

Чтобы было понятно, в какую «копеечку» влетела России эта афера придворных коррупционеров и казнокрадов, можно пересчитать эту сумму на современный курс и получится порядка 9 – 9,5 млрд долларов. Причем эта цифра не окончательная. Но представление о том, в каких масштабах грабила страну придворная камарилья, даёт.

Провокации на советско-китайской (маньчжурской) границе были обычным делом все тридцатые годы, и в Японии никто даже не собирался скрывать, что СССР рассматривается как один из главных врагов.

По мнению японских политиков, СССР занимал слишком много «жизненного пространства» и было бы неплохо, если восточная граница Советского Союза проходила бы где-нибудь за Байкалом. А лучше – ещё дальше.

И.В. Сталин очень не любил, когда с таким трудом и жертвами созданный Советский Союз всякие зарубежные «партнеры» обзывают нехорошими словами и, в отличие от постсоветских руководителей, перед «партнерами» не заискивал, а отвечал взаимностью.

Вот почему как только Япония увязла в войне с Китаем, СССР начал оказывать китайцам военно-техническую помощь. В Китай отправились не только советские истребители И-15 и И-16, но и советские летчики, многие из которых навсегда остались в китайской земле, отдав жизни за независимость Китая.

Отношения Японии и Советского Союза вскоре ухудшились настолько, что едва не привели к полномасштабной войне – достаточно вспомнить бои на озере Хасан и Халхин-Голе.

Ожидая встретить подобие недееспособной николаевской армии образца 1904-1905 гг, японцы столкнулись с качественно иной Красной Армией и её командирами, которые рассусоливать, как бездарные Куропаткин и Стессель, не стали, а сразу же надавали самураям по морде.

Надавали настолько жестко, что последние больше не решились лезть в зону интересов СССР и проверять на прочность границы Советского Союза и союзной Монголии. Однако это не означало, что они перестали косо поглядывать на советский Дальний Восток.

И вот в апреле 1941 года, после двух военных конфликтов и масштабной советской помощи Китаю, в Москву приехал министр иностранных дел Японии Сукэ Мацуока. Да не просто приехал, а заключил 13 апреля 1941 года жизненно важный для СССР договор о нейтралитете. Где черным по белому было написано, что в случае войны против одной из сторон другая сторона занимает строго нейтральную позицию.

Грубо говоря, Сталин и Молотов этим договором ликвидировали вероятность войны на два фронта. Именно этот договор спас страну осенью 1941 года, когда под Москву прибыли полнокровные кадровые дивизии из Сибири и Дальнего Востока. Как известно, эти дивизии внесли очень весомый вклад в разгром немцев под Москвой и поставили точку в блицкриге. Гитлер буквально подавился этими дивизиями, которые, как кость, застряли у него поперек горла.

Вермахт готовился маршировать по Красной площади, но кончилось всё контрнаступлением Красной Армии и откатом линии фронта на 100-170 километров на запад.


Если уж называть вещи своими именами, то советско-японский договор о нейтралитете, ратифицированный 25 апреля 1941 года, фактически спас Советский Союз от военной катастрофы. Начни японцы войну против СССР осенью 1941 года, тем более видя успехи своего союзника Гитлера, то СССР не спасло бы даже чудо. У него банально не хватило бы ни сил, ни ресурсов для войны на два фронта против объединенной гитлеровской Европы и тихоокеанской сверхдержавы Японии.

Можно предположить, что весной 1942 года всё было бы кончено и советскому правительству пришлось бы подписывать капитуляцию. Не исключено, что СССР вообще перестал бы существовать.

Сложно сказать, насколько советско-японский договор о нейтралитете удержал бы Японию от войны с СССР, но дело в том, что этот договор был также нужен и ей самой.

В начале 1941 года партия войны в японском правительстве решила начать агрессию не против СССР, а расширить зону своего влияния в Юго-Восточной Азии. Именно этот регион, а не советский Дальний Восток и Сибирь, представлял для японцев интерес в экономическом отношении. Юго-Восточная Азия была богата столь необходимыми японцам ресурсами – нефтью, каучуком, металлами. Всем тем, чего не хватало японской промышленности и без чего она буквально задыхалась.

Именно этим объясняется тот факт, что на определенном этапе позиции СССР и Японии совпали и из вчерашних врагов обе страны очень быстро превратились если и не в друзей, то в благожелательно настроенных «нейтралов».

Вы занимайтесь чем хотите, нам до этого нет никакого дела, мы к вам не лезем, но и вы нас не трогайте. Вот о чем договорились Молотов и Мацуока в Москве 13 апреля 1941 года.

Это был несомненный успех советской дипломатии, свидетельством чего служит крайне негативная оценка этого договора в США. Которые ввели против СССР санкции, до того их задел этот договор.

Отметим особо – Америка на тот момент во Второй мировой войне не участвовала. Наоборот, она поддерживала едва ли не дружеские отношения с гитлеровским рейхом, снабжая его через Испанию и Португалию нефтепродуктами, поддерживая на плаву принадлежащую General Motors компанию Оpel, подпитывая Германию финансами и передавая технологии. Но как только СССР заключил мирный договор с Японией, американцы ввели санкции. Хотя, спрашивается, какое им дело касательно внешней политики СССР? Но видать Сталин наступил на очень больную мозоль, раз дело дошло до санкций.

Подписание договора с Японией было крайне негативно воспринято и в Китае. Китайцы говорили даже об «ударе в спину», хотя советское правительство сделало то, что просто обязано было сделать – снять напряженность на дальневосточной границе. Особенно с учетом идущей второй год европейской войны.

Сталин, в отличие от Горбачева, не верил никаким заверениям о вечном мире и дружбе и поэтому поступал так, как и должен поступать каждый умный и дальновидный руководитель страны. Максимально использовал возможности дипломатии и вот почему весной 1941 года имел на руках важные договоры с двумя самыми проблемными странами. В случае с Германией войну удалось лишь отсрочить, зато в случае с Японией её удалось избежать, причем в самый сложный момент в истории существования страны.

Вот поэтому про договор Молотова-Мацуоки никто не вопит, как об очередном сговоре с врагом. Потому что все прекрасно понимают, что СССР в строгом соответствии с международными законами заключил очень выгодный для себя договор.

Это бесспорно мастерский ход советской дипломатии, который настолько безупречен, что его даже глупо обсуждать. Никому в мире не нравился этот договор – ни врагам, ни союзникам. Но все прикусили язык, наблюдая за выдающейся дипломатической победой СССР.

Точно такой же победой на дипломатическом фронте был и советско-германский договор о ненападении, но антисоветчики всех мастей продолжают истерично выть, называя СССР союзником Гитлера, прекрасно зная, что Советский Союз не входил ни в один из союзов с Германией, Италией или Японией, не подписывал Берлинский пакт, поэтому просто по определению не мог быть ничьим союзником из вышеназванных стран.

Ни в одном документе за период в 1939 – 1941 годов нет не то что строчки, а даже буквы, фиксирующей советско-германское военные обязательства.

Имеются в виду не поставки техники – немцы нам продавали некоторые образцы оружия – а именно союзные обязательства. Если что и подписал СССР помимо Договора о ненападении с Германией, так это ещё торговый, крайне выгодный для нас договор.

Но ушибленным антисоветчикам, выдающим себя за «беспристрастных» историков, это неважно. Их цель – максимально облить грязью предвоенную политику СССР и повесить собак на советское руководство, обвинив его во всех смертных грехах.

Они никогда не признают преступлением беловежскую пьянку, в результате которой был уничтожен СССР, никогда не расскажут, о чем болтали в бане Борис с «другом Рю», но зато до одури будут врать про «союзника» Гитлера – СССР.

Даже идеальный во всех отношениях договор Молотова-Мацуоки, кстати, снявший все вопросы по северному Сахалину, преподносится ими как очередное сталинское паскудство. Доверчивого Мацуоку в Москве напоили проклятые коммунисты, а изверг Сталин лично грузил бесчувственное тело японского министра в поезд. До чего же это всё омерзительно, то ли дело переговоры в бане двух цивилизованных джентльменов, Бориса и Рю, когда, видимо, обсуждалась пресловутая курильская «проблема».

Договор Молотова-Мацуоки, как и договор Молотова-Риббентропа, в любой другой стране считался бы выдающимся достижением дипломатии. Подписать такие договоры с двумя крайне враждебными странами – это многого стоит. Но дело в том, что в России в постперестроечное время возобладало мнение людей, которых иначе как сумасшедшими назвать нельзя.

Согласитесь, ведь только сумасшедший может утверждать, что на оккупированных нацистами территориях не загонят в сарай и не сожгут заживо, как это было в Хатыни и множестве других деревнях и сёлах, а улыбающиеся, добрые нацисты начнут всем желающим наливать баварское пиво.

И вот подобного рода «эксперты», которым нужна срочная психиатрическая помощь, нам которое десятилетие рассказывают историю начала Второй мировой войны. В трактовке сумасшедших она выглядит так, как она и должна выглядеть – упоротым бредом. Потому что ничего другого в головах подобных «знатоков» родиться не может.

Антисоветчину давно пора признать тяжелым психическим недугом, ибо страдающие ею персонажи неоднократно делали такие заявления, после которых появляется желание вызвать бригаду санитаров.

Эпоха небывалого экономического процветания страны у них – «застой», а страна-победитель нацизма называется… союзником Гитлера.

Хотя чего ещё ждать от людей, мерилом Истории у которых является рулон туалетной бумаги?

Тем не менее, дурные завывания разного рода «историков», которым не налили баварского, не отменяют исторического факта – 13 апреля в Москве был заключен договор, который, без всяких преувеличений, спас страну.

Источник: km