Госдума приняла в окончательном чтении законопроект о списании Сбербанку и ВЭБ.РФ кредитов на 500 млрд рублей, выданных ранее ЦБ России.

Банки присвоят эти средства и включат в свой основной капитал. В чём логика такого странного решения?

Мы уже неоднократно анализировали крайне подозрительную сделку по продаже Сбербанка Центробанком правительству России. Эта операция, якобы преследующая цель устранить конфликт интересов у регулятора, вызывает много вопросов. Правительство покупает Сбербанк у ЦБ на средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) – той самой “кубышки”, из которой в данный момент финансируются меры поддержки экономики и граждан.

По факту же получилось, что руководство ЦБ России изъяло из ФНБ более 2 трлн рублей в счёт “оплаты” доли в Сбербанке. Ещё 2 трлн рублей должны были пойти на выплаты нерезидентам в рамках этой сомнительной сделки. И это в условиях, когда экономике и гражданам страны должна быть дорога каждая копейка из средств этого фонда.


Однако едва только эксперты и аналитики дали свои оценки этой сделке, как в Госдуме внезапно проходит законопроект о списании кредитов ЦБ Сбербанку и ВЭБ. Сумма – 500 млрд рублей. Отныне Сбербанк и ВЭБ не должны будут возвращать эти деньги, а просто присвоят их, включив в свой основной капитал.

Парадокс состоит даже не в том, что подобного рода “подарки с барского плеча” таким мастодонтам не могут быть никаким актом их спасения в силу величины капиталов этих крупнейших банков. Парадокс в том, что при этом ни гражданам, ни малому или среднему бизнесу вот так запросто долги сейчас никто не списывает. Ведь известно, что получить пресловутый кредит в Сбербанке “под ноль процентов” на оборотные средства – это ещё потрудиться нужно, на что и жалуются предприниматели.

Оставшиеся же без денег и потерявшие работу из-за коронавируса люди далеко не всегда могут добиться реструктуризации своих кредитов. Условия таковы, что для этого необходимо ещё пройти все необходимые проверки и доказать, что доходы сократились более чем на 30%. Остаётся лишь гадать, до какого огромного количества людей помощь через Сбербанк не дойдёт только по той причине, что они не смогут подтвердить бумажками своё обнищание. И вот на этом фоне мы видим прощение долгов тем, кто в этом совершенно не нуждается.

 

Больше не должники

В 2008 году ЦБ России выдал Сбербанку субординированный кредит на 150 млрд рублей, а также разместил депозит в ВЭБ на 350,45 млрд рублей. Когда было достигнуто соглашение о продаже контрольного пакета учреждения Германа Грефа кабинету министров, то в рамках сделки требования по этим обязательствам перешли от ЦБ к правительству.

Госдума 13 мая приняла в третьем и окончательном чтении законопроект, который позволяет банкам не считать эти средства долгом и спокойно включить эти обязательства в состав собственных средств. То есть попросту присвоить их. Примечательно, что в “разблюдовке” в целом идёт речь о ситуации с продажей контрольного пакета Сбербанка (50% + 1 акция), однако под шумок долги решили списать и ВЭБ, который не переходил из одного государственного кармана в другой, но имел на балансе депозит Банка России.

Депозит – это не кредит. Если кредитные деньги изначально принадлежат самой организации, выдающей его кредитору, то депозит принадлежит тому, кто его разместил. И депозит ЦБ в ВЭБ в итоге будет им попросту изъят.

Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, переводить “чужие” средства на балансы этих банков необходимо для обеспечения достаточности капитала данных кредитных организаций. С этой целью и было предложено просто взять и изменить договоры с ними.

“В этой связи и в целях оказания поддержки указанным системообразующим институтам необходимо создание законодательной нормы, допускающей внесение в указанные договоры изменений, позволяющих отнести соответствующие обязательства перед Российской Федерацией в состав источников основного капитала ПАО “Сбербанк” и ВЭБ.РФ”, – заявили авторы законопроекта.

И второе пояснение уже относительно достаточности капитала:

“Исключение данного кредита из расчёта собственного капитала в условиях волатильности на финансовых рынках может привести к нарушению нормативов достаточности капитала и окажет сдерживающее влияние на кредитную активность банка”.

Логика депутатов была такова: чем больше денег будет у кредитных организаций, тем больше кредитов они смогут выдать. И предложение это выглядит, на первый взгляд, достаточно здравым. Ведь сейчас ключевая ставка снижается, а ЦБ, судя по всему, взял осторожный курс на смягчение денежно-кредитной политики. Казалось бы, кредитами можно будет теперь “залить” и граждан, и предприятия.

Однако в условиях кризиса такое решение напоминает ранее озвученные финансовым блоком правительства меры по поддержке микрофинансовых организаций. Помощь им должна выделяться для того, чтобы они смогли снабжать население деньгами под проценты. Аналогия тут может быть только одной – вместо того, чтобы напрямую дать людям деньги “под ноль процентов”, власти поддерживают ростовщиков, которые славятся своими ставками выше 300% и объясняют это необходимостью выживать.

Такие “вертолётные” для банков деньги теперь называются применительно к ВЭБ “имущественным взносом Российской Федерации в уставный капитал”. Отмечается, что благодаря этому подарку ВЭБ обеспечит возможность расширения своего кредитного портфеля дополнительно в размере около 3 трлн рублей.

 

Что делают с деньгами ЦБ и банки?

О том, как российские госбанки в последние годы играли против рубля, уже можно слагать легенды. Ключевым механизмом обогащения на “валютных качелях” остаётся спекуляция. При плавающем рубле, который периодически и управляемо “тонет” на самое дно, доходности спекулянтов оказываются просто сумасшедшими. За это наш рынок, например, очень любят западные инвесторы.

В данный момент не идёт никакой речи о том, чтобы как-либо ограничить механизм спекулятивного обогащения, потому что Банк России работает по лекалам МВФ, а они предусматривают открытость нашего рынка для спекулятивных атак “на рыночных принципах”.

“Выполняя рекомендации МВФ, российские денежные власти держат национальный финансовый рынок открытым для международных спекулянтов и закрытым для реального сектора экономики <…>. Россия должна перекрыть каналы вывоза капитала, финансирования спекулятивных атак против рубля и ввести налог на валютные спекуляции”, – указывал в недавнем докладе академик РАН Сергей Глазьев.

Между тем, за примерами недобросовестного поведения банков далеко ходить не надо. Как рассказал Царьграду президент Центра системного прогнозирования Дмитрий Митяев, в нынешний кризис, связанный с коронавирусом, банки уже начали стремительно обогащаться на тех деньгах, которые им выделяет ЦБ России.

“Сейчас ЦБ снова даёт деньги банкам, чтобы поддержать их ликвидность, а те, как видно по статистике за март, когда эти операции начались, получили очень большую прибыль и гордятся этим. Прибыль банковского сектора только за март составила 90 млрд рублей, и похожую картину мы увидим и за апрель”, – уверен он.

При этом печальные страницы истории отечественного банковского сектора учат нас, что нередко потом кредитное учреждение сталкивается с той самой недостаточностью капитала. Это парадоксально, учитывая все прибыли, ведь вместо них потом почему-то видны только убытки на балансе, а ЦБ разводит руками и направляет на санацию огромные государственные деньги.

Подобное мы видели в кризис 2008 – 2009 годов, который для многих банков начинался точно так же – с подачек ЦБ “на достаточность капитала”. Что же касается рядовых граждан, то им предлагают идти не в магазины, чтобы покупать необходимое на выделенные средства помощи, а идти к ростовщикам. Пусть даже они представительны и возглавляют крупнейшие кредитные учреждения страны.

Автор: Егор Кучер

Источник: Царьград